27.06.2015

Почему Аргентина не Россия

В октябре 2015 года в Аргентине президентские выборы. Агитация за кандидатов здесь началась ещё в прошлом году. Настоящая, агрессивная, даже озлобленная, в какой-то мере. Аргентинские СМИ, в большинстве своём, частные, а самые популярные, — так и вообще поддерживают оппозицию, поэтому накал страстей русский обыватель навряд ли может себе представить. С утра и до поздней ночи главные аргентинские телеканалы через своих ведущих и приглашённых экспертов рассказывают, что Кристина сумасшедшая и страна под её руководством уже давно катится в пропасть. Кристина не запрещает митинги и забастовки, не закрывает и не скупает телеканалы, не сажает своих оппонентов в тюрьмы и не запрещает им вести политическую агитацию. Дошло до того, что в Аргентине появился даже шуточный кандидат — первый в мире чернокожий претендент на кресло президента Аргентины.



Ругать Кристину Фернандес де Киршнер (Cristina Fernández de Kirchner) есть за что — дама у власти без малого 8 лет, попробуй не наделай ошибок. В стране практически невозможно купить иностранную валюту (доллары в свободной продаже есть только на чёрном рынке по курсу в 1,5 раза выше официального), пошлины на импортные товары делают недоступной иностранную технику, еду и одежду, а цены на продовольствие и другие товары внутри страны растут ежеквартально и очень заметно. Хотя, и заслуг её перед национальной экономикой отрицать нельзя. Не имея безлимитных запасов нефти и газа, Аргентина обеспечивает ВВП (ППС НДН) на уровне российского и даже выше (14,76 против 14,68 тыс. долларов по списку ООН на 2013 год). С 2007 года, когда Кристина пришла к власти, средняя зарплата в стране выросла в 6 раз (с 2 до 12 тыс. песо при инфляции 10-12 % в год), соотношение госдолга к ВВП упало в 1,5 раза, зато не упали, а в некоторые годы даже заметно выросли прямые инвестиции в экономику.

Участвовать в третьих подряд выборах Кристине не позволяет конституция страны. Политических сил для её изменения ей тоже не хватило — на прошлых парламентских выборах её партия «Фронт за победу» (Frente para la Victoria) лишилась конституционного большинства. В этот раз на пост президента Аргентины есть три серьёзных претендента: ставленник Кристины однорукий губернатор провинции Буэнос-Айрес (по-русски — Московской области) Даниэль Сциоли (Daniel Scioli), бывший глава правительства Кристины, а теперь оппозиционер Серхио Масса (Sergio Massa) и губернатор Буэнос-Айреса (по-русски — мэр Москвы), последовательный антикиршнерист, миллионер Маурисио Макри (Mauricio Macri).


Семья Киршнеров правит Аргентиной с мая 2003 года. Муж Кристины Нестор Киршнер был пятым за полгода президентом Республики Аргентина с момента отставки Фернандо де ла Руа (Fernando de la Rúa) в декабре 2001 года. Тогда в стране случился страшный дефолт, скачок гиперинфляции и ужасающий социальный взрыв. Президенты менялись как перчатки: один правил страной два дня, другой — неделю, третий — три дня, четвёртый — неполных пять месяцев. Киршнер откололся от партии Перонистов, вступил в альянс с местными левыми силами и создал партию «Фронт за победу». На фоне всех этих перонистских мычащих стариков, которые не могли дать аргентинскому народу надежду на стабильность, Нестор выглядит молодым и харизматичным, несмотря на врождённый дефект речи и косоглазие. Киршнер говорил на понятном для народа языке и, что, наверное, намного более важно, вышел на политическую арену в самое удобное время. За любым падением следует отскок. Чем сильнее падение, тем сильнее будет эффект роста. Стоимость труда высокообразованного аргентинца из-за обесценившегося песо стала чуть ли не самой низкой в мире. Высококачественная недвижимость и промышленные площадки в пересчёте на доллары почти ничего не стоили. В страну хлынули иностранные инвестиции. Аргентинцы стали богатеть. Кто виноват? Как в 2000 году в России за рост цен на нефть благодарили Путина, так в 2003 за логичный отскок после ужасающего падения боготворили Киршнера.


Основные реформы в экономике страны пришлось делать супруге Нестора, Кристине. В 2007 году Нестор не стал выдвигаться на второй срок. Говорят, у него были планы на президентскую гонку 2011-го года, но он до неё не дожил. А Кристина дожила, приняла участие и победила. За два срока она национализировала огромное число бывших госкомпаний, распроданных для наполнения бюджета во время либеральных реформ. Если вы подумали, что она совсем социалистка, то вы ошибаетесь, ведь какие-то госактивы, к примеру, доли в месторождениях, она наоборот отдала на приватизацию. Подняла тарифы на все возможные услуги и одновременно раздала миллиарды песо в виде субсидий беднякам. Все «лишние» деньги вкладывала не в олимпийские стройки и нацпроекты, как в России, а в открытие новых университетов, в основном, гуманитарной направленности. Кристина строила дороги, не скупилась на покупку новых поездов и спецтехники, раздавала ноутбуки учителям и школьникам, самым бедным оплачивала еду, одежду, проезд в общественном транспорте, коммунальные счета, да всё, что только могла. Даже цены на продуты заморозила, чтобы хлеб, мясо, молоко, кофе, чай, соль, сахар и ещё пара десятков товарных позиций всегда были доступны беднякам. И это при бесплатной медицине и бесплатном образовании. Даже высшем. Даже для иностранцев.


За всё платит малый бизнес, исчезающий средний класс и богатые граждане. Через корпоративный и подоходный налоги (35 %), налог с продаж (21 %), НДС (21 %), соцстраховку (от 17 до 44 %) и даже налог на путешествия и туризм (35 %). В Аргентине есть налоги на личное имущество (0,5-1,25 %), на предполагаемую прибыль, на топливо и газ, сотовую связь, и всё это помимо акцизов на табак, алкоголь, пиво, шампанское, безалкогольные напитки, сиропы, ликёры, дизельные автомобили, предметы роскоши, судна и даже самолёты. Для импорта налоговая база составляет 130 %. То есть, решил поставлять в магазины виски по 100 баксов за бутылку, акциз в 60 % заплатишь с суммы в 130 долларов. После пересечения границы бутылочка стоит чистыми 178 баксов. Куда пойдут 78 баксов? Правильно, на заморозку цен, на новые ноутбуки школьникам, новые университеты, компенсации для бедняков и так далее.

И всё бы ничего, но базовую потребность населения в инвалюте Кристина тоже удовлетворять не собирается. Купить доллары можно только с разрешения налоговой, только не более какого-то процента от твоего официального дохода и не больше скольки-то раз в году. На покупки в иностранных интернет-магазинах лимит 50 долларов в год. Посылки нерезидентам выдают только после вскрытия, чтобы проследить, что внутри нет товара на перепродажу. Снять деньги с иностранной карточки в банкомате — только в песо, только по заниженному официальному курсу, и никаких долларов.


Понятно, что аргентинцам это не нравится. Люди протестуют. Правда, в основном потому что растут цены. И как протестуют! Перекрывают в пятницу вечером основные магистрали. По вторникам или четвергам отказываются работать водители автобусов, метро, поездов и грузовиков. Среди недели сотрудники метро могут внезапно перекрыть движение по главной транзитной линии: с утра и до ночи, без объявления войны. Протестующих никто не бьёт, никто не сажает в тюрьму, никто не разгоняет и не упрекает в желании развязать цветную революцию. Их не зовут иностранными агентами и пятой колонной. Аргентинцы научились с этим жить. Жить достойно. И Кристина их ни в чём не обвиняет и не упрекает, не зовёт бандерлогами и не путает белые ленточки с презервативами. Даже когда они тысячами выходят к президентскому дворцу, чтобы показать свою солидарность с убитым (или самоубившимся) прокурором. Ничего не происходит. Потому что Кристина понимает, что народ её выбрал, народ её и снимет. А чем заканчиваются диктатуры она прекрасно знает. Ей, в отличие от Путина, и в голову не придёт публично сожалеть о том, какую страну она потеряла. Ведь первое, что сделал Нестор, придя к власти — снял иммунитет со всех генералов, которые приняли участие в процессе истребления аргентинского народа во время диктатуры.



Слабая позиция кандидата-миллионера Макри — в том, что его отец, итальянский эмигрант, по слухам близок к сицилийской мафии, сам Макри — слишком богат, а среди его друзей есть те, кто сотрудничал с диктаторами. Слабая позиция перебежчика-Массы — в том, что он, по данным Викиликс, нелестно отзывался о Несторе Киршнере в личной беседе с американским послом. Слабость однорукого Сциолли — в излишней близости к Кристине Киршнер. «Она займёт его место в кресле губернатора провинции и будет оттуда дёргать за верёвочки, указывая марионетке-Сциолли, какие документы подписывать, как дружить с диктаторами России, Ирана и Китая, на какие посты нужно ставить её коррумпированных дружков-министров и в какую ещё задницу стоит загнать экономику нашей страны», — пугают телезрителей ведущие аргентинские телеканалы. А местный холдинг Кларин даже придумал альтернативного кандидата — Омара Абаку. Чернокожий юморист остро шутит на тему недостатков всех кандидатов, презентует новые аргентинские деньги и обещает, что в случае победы позволит обменять все банковские накопления аргентинцев на доллары. «Точнее, все ваши бесценные накопления как минимум на несколько долларов», — ухмыляется лжекандидат.


Мне остаётся лишь смотреть на это шоу и подшучивать над товарищами-аргентинцами, которые обязаны принимать участие в выборах, если им есть 16 и ещё нет 75 лет под страхом штрафа или административного заключения. «Как я рад, что мне не нужно голосовать на этих выборах. Как я рад, что я не должен делать выбор между черным рынком долларов, новым диктатором и чуваком, который не умеет держать язык за зубами».




Комментариев нет :

Отправка комментария

Экскурсии по Аргентине